Мертвец - 16 Апреля 2016 - Да Тула - газета тульской молодежи
Главная » 2016 » Апрель » 16 » Мертвец
21:32
Мертвец

Я – мертвец.
Почему? Потому что я умираю. Чувствую, как зараза распространяется вместе с кровью, принося ужасную боль. Хочется плакать, кричать, но от этого боль не угаснет. Я наоборот, испугаю тех, кто еще не заразился. Испугаю маленьких детей, которые надеются на счастливый конец в этой истории.
Но его не будет.
Снова кашляю, нащупывая мокрый от крови платок и подношу его ко рту. Чувствую, легкие рвет на части. Больно. Чувствую привкус железа во рту и от боли зажмуривая глаза. Когда же она утихла, открываю их – по всей комнате пляшут разноцветные круги. Хотя, только через несколько секунд замечаю, что большинство кругов – красные. Как кровь.
Слышу, как дверь в комнату медленно со скрипом открывается. Минутная тишина, а затем слышу шаги. Легкие, почти бесшумные. Я узнаю эти шаги где угодно.
- Привет, Крис, - маленькая Венди снова садится на стульчик рядом со мной. Я испытываю смешанные чувства – мне грустно, из-за того, что она видит меня умирающей, но при этом я одновременно рада, что именно сейчас она – здесь. Со мной. Что с ней все в порядке, что она жива и здорова, как и прежде. Как и тогда, когда не была всего этого ада.
С трудом поворачиваюсь к сестре лицом и выдавливаю что-то наподобие улыбки. Глупо. За последние месяцы Венди увидела столько смертей, что обмануть ее теперь не получится. Она знает – я умираю.
- Привет, мелочь пузатая, - несмотря на то, что и она и я все понимаем, продолжаю разыгрывать клоуна, стараясь говорить так, как говорила до апокалипсиса. – Неужели соскучилась? – протягиваю руку и треплю ее по белокурым волосам. Венди очень сильно похожа на маму. Такие же светлые волосы, которые заплетены в уже растрепавшуюся косу, большие, голубые глаза, в которых уже нет той детской наивности, которая свойственна маленьким детям. Они не радостные, в них нет искорки любознательности и доброты. Это холодные глаза человека, который уже совсем отчаялся. Больно это видеть на ребенке. Особенно, на своей сестре.
- Шутки у тебя уже не уместные, - она сжала в руках плюшевого мишку, которого успела ухватить во время эвакуации. Кажется, это был мамин подарок на ее пятое день рождение.
Мама… Как давно ее уже нет.
- Вот, - сказала я, глядя в потолок. В глазах то и дело начинало мутнеть, все расплывалось. Я уже и не удивляюсь. И не боюсь. – Я хотя бы умираю с улыбкой до ушей, а ты вон, какая кислая сидишь.
Глупо. Крис, ты идиотка. Сейчас ты должна была снова сказать, что все хорошо, и что ты поправишься. Что снова будешь играть с ней. Но вместо этого ты только сильнее ее расстроила. Хотя, по ее лицу сложно сказать. Она уже давно не выражает никаких эмоций.
- Кислыми бывают только лимоны, - ответила Венди, глядя на меня. – А я не кислая.
- Горькая, - хмыкаю я, а потом судорожно вздыхаю, морщась. Острая боль в груди. Даже дышать нормально не получается. – Какие последние новости?
Венди лишь пожимает плечами.
- Несколько минут назад к нам приехал автобус с наемниками, - ответила она. – Вроде бы здоровых и имунных собираются забрать…
Здоровых и имунных… А на больных им плевать? Хотя, о чем я говорю. Нам ничем не помочь. Мы обреченные. Нет лекарства, которое может вылечить от этой заразы. А значит, зачем им лишние проблемы в виде нас?
Хорошо лишь то, что теперь Венди будет в безопасности. Пусть и одна, но… Это лучше, чем вот так мучительно умирать.
- Это хорошо, - улыбаюсь я. – Ты будешь в безопасности…
Венди отводит взгляд, уставившись в пол. Я сразу поняла – она еле сдерживается, чтобы не заплакать. Надо бы как-то ее приободрить, как мама делала раньше – кажется, она ее обнимала.
Жаль, что сейчас я настолько слаба, что не могу встать с кровати.
Послышался гул мотора и голос, оповещающий о том, чтобы все дети построились по парам. На глаза наворачиваются слезы от мысли, что я останусь одна. Наедине с болезнью. Но про себя говорю, что так будет лучше. Так Венди будет жить.
- Иди, - говорю я ей. – А то опоздаешь.
Я знаю, она не хочет уходить. Хочет остаться со мной. Кроме меня у нее никого нет, да и я уже на грани… Я понимаю ее. Точнее, могу понять.
Венди нехотя встает, но пока не уходит. Мнется. А потом протягивает мне своего мишку.
- Возьми, - говорит она. – Он будет с тобой, пока ты не уйдешь.
Я улыбаюсь. Тепло, насколько это возможно. Хотя, зная мое состояние, меня не спасает дает даже улыбка – знаю, выгляжу как зомби из американского фильма ужасов. Беру в руки этого мишку – грязного, в заплатках, а правая пуговка, которая служит глазом, отваливается. Пришить бы, да сейчас не до этого.
Венди молча убегает из комнаты, захлопывая дверь. Я снова зашлась мокрым кашлям. Не успеваю взять платок, поэтому прикрываю рот рукой.
Больно.
Легкие рвет на части.
Слышу радостный гомон детей.
Чувствую на руке что-то влажное, горячее, которое течет вниз, к локтю. Моя кровь.
Звук автобусного мотора. Я обессиленно падаю на кровать.
Все стихло. Слышно лишь мое сиплое дыхание. К груди крепко прижимаю мишку, глядя в потолок.
Я умираю.

Категория: ПРОБА ПЕРА | Просмотров: 109 | Добавил: reven2001 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Контактная информация